Запись в блоге

В Польше нет угрозы демократии, есть угроза журналистской объективности

– Не так давно в Польше сменилась власть. Либеральная «Гражданская Платформа» уступила правой партии «Право и Справедливость», которая получила большинство в сейме. Фактически сейчас «ПИС» имеет монополию в законодательной и исполнительной власти. Кое-кто считает такую ситуацию опасной с точки зрения возможной узурпации власти.

– С 2010 года так же выглядела ситуация с правлением «Гражданской платформы». Разница заключалась в том, что тогда «Платформа» была в коалиции с Польской крестьянской партией (польском языках Stronnictwem Ludowym, PSL) и между ними не было никаких разногласий относительно реализации общих политических целей. Другими словами, поскольку на протяжении последних 5 лет такой угрозы не было, то почему она должна появиться сейчас? Определение результатов демократически проведенных президентских и парламентских выборов, в которых большинство польского общества выразила свою волю и одновременно дала оценку предыдущей команды, скорее должно называться получением общественного мандата, а не монополии. Я отслеживаю материалы части передовых польских СМИ, которые безапелляционно поддерживают «Гражданскую Платформу» (Platformę Obywatelską) на протяжении последних 10 лет. И вижу, как в Украине благодаря им акцентируют внимание на политических событиях в Польше в контексте «узурпации власти». Для каждого, кто хоть немного интересуется политикой, такая формулировка вызывает только смех. Как можно узурпировать себе власть путем демократических процедур?

– Почему смех? Первые шаги новой власти вызвали серьезную волну критики не только от оппонентов, но и от политиков Европейского Союза. Они, в частности, выражают обеспокоенность событиями вокруг Конституционного трибунала (польский аналог Конституционного суда. После победы на парламентских выборах «ПИС» провела Трибунала 5 новых судей. Всего их 15). Кое-кто даже утверждает, что происходит покушение на независимость Трибунала.

– Здесь следует четко уяснить: стороной, по которой возникла вся суматоха, связанная с Конституционным судом, является предыдущее правительство, сформированное «Гражданской Платформой». Это он нарушил процедуры как раз перед окончанием своей каденции и сразу после проигрыша на президентских выборах его выдвиженца Бронислава Коморовского. Польская Конституция спроектирована так, чтобы состав Трибунала менялся вместе с очередными каденциями Сейма (Нижняя палата польского парламента). Так обеспечивается ротация судейского состава. Но это имеет одну слабую ланку: эти процедуры неэффективны, если одна команда правит дольше, чем каденцию, поскольку может назначить благосклонное к себе большинство. И так, собственно, произошло во времена правления «ГП». После проигрышных президентских выборов «ГП» осознавала вероятность поражения в предстоящих парламентских выборах, поэтому за помощью подконтрольного ей Сейма они выбрали на двух судей больше, чем предусматривал закон. Это делалось для того, чтобы не допустить избрания судей новым составом депутатов. Таким образом предыдущая власть хотела иметь уверенность, что будет иметь своих 14 из 15 судей. Теперь почему-то никто не вспоминает про те последние месяцы каденции предыдущей власти, когда очень быстро Сейм занялся сокращением каденции двух судей Трибунала, чтобы заменить их людьми, приверженными к «ГП». Тогда никто не выходил на улицы защищать демократию. А это же был явный покушение на нее, если говорить риторикой нынешней оппозиции («Гражданской Платформы», партии «Современная» Рышарда Петру и, например, журналистов «Gazety Wyborczej» и немецкого журнала «Newsweek»). Сегодня никто уже не комментирует, поскольку, скорее всего, это готовилось по сценарию. За ним Пис выиграет выборы, но, не имея парламентского большинства, не сможет создать коалиционного правительства. Благодаря благосклонному Конституционному суду «ГП» могла бы не только эффективно спровоцировать новые выборы, но и заявить, что существует препятствие в исполнении Анджеем Дудой функции президента. А это могло бы привести к его автоматической отставки или замещение маршалом Сейма. Новоизбранный президент, кстати, апеллировал тогда к «ГП», чтобы не меняли столь важного законодательства в конце каденции. Но они его проигнорировали.

Если бы «ГП» не нарушила тогда законных процедур, то и так было бы 12 из 15 судей. Несмотря на то, что каденция в Конституционном суде продолжается 9 лет, а каденция Сейма – 4 года, «ГП» могла бы не волноваться о сохранности большинства вплоть до 2019 года. Честно говоря, когда «Пис» аннулировала решение «Гражданской Платформы» о назначении 5 судей (3 легально и 2 нелегально) и выбирала своих, то лишь удержать статус-кво, который функционировал последние 9 лет. То есть «ГП» осталось 66% голосов вместо почти 100%. Собственно эта ситуация сейчас неадекватно подается в СМИ. Мне понравилось, как прокомментировал это председатель Общества предпринимателей и работодателей Цезарий Казьмерчак: «ГП ранее нелегально выбрала 2 судей КС, 3 выбраны легально. Это было сделано так, чтобы неизвестно было, кто эти два, а кто эти три. «Пис» имел на выбор два пути: а) делать вид, что этого не видит; б) пойти до конца и вернуть состояние перед выборами».

На другой аспект обращает внимание бывший польский дипломат Витольд Юраш. Его высказывания являются одним из самых полных, поэтому стоит процитировать полностью:

«1. Конституционный суд решил, что выборы трех судей были законными, а двух – незаконными. Поэтому, как я понимаю, среди пяти избранных «Гражданской Платформой» двое судей судьями не будут (ибо избранные с нарушением Конституции и не приняли присяги), а трое должны быть судьями (с той лишь разницей, что президент Дуда не принял у них присягу).

2. Таким образом, следуя логике Конституционного суда, среди пяти судей, избранных Писом, двое являются судьями (были избраны в соответствии с Конституцией и приняли присягу), а трое не должны были вообще быть избраны (поскольку их место, согласно этой логики, занимают трое судей, избранных предыдущим Сеймом, которые не составили присяги).

3. Таким образом, имеем десятерых старых судей, двух новых, о которых нет спора, трех избранных «Гражданской Платформой» (но их оспаривает «Пис») и трех избранных «Правом и Справедливостью» (но их оспаривает «ГП»). Председатель Конституционного Трибунала Жеплінський утверждает, что мы имеем 18 (10+2+3+3) судей. То есть математически все совпадает (конечно, если разделяем логику КС).

4. Итак, как я понимаю, у нас есть 12 судей, в отношении которых не имеет споры.

5. Председатель Жеплінський считает, что только 10 судей могут принимать решения.

6. Другими словами, председатель Конституционного суда, вопреки приговору Конституционного суда, подвергает сомнению не только выбор трех судей нынешним Сеймом, но и двух, о которых нет спора.

7. Для меня дело понятное. Председатель Конституционного суда или не умеет точно выразить свои мысли, или участвует в политической игре. И первое, и второе его компрометирует.

8. КС будет выдавать приговоры в 10-личном составе.

9. Правительство не будет их публиковать.

10. Это будет иметь резонанс за пределами Польши.

11. Польша находится в кризисе. О вине политиков говорят все. Стоит упомянуть также о вине председателя Конституционного суда.

12. У меня нет идеи, как это решить. Я склоняюсь к идее партии «Кукіз15» о выборах всех членов Конституционного суда заново большинством, которая бы составляла компромисс между «ПИС», «ГП», «Кукиз 15» и «Современной». Возможно, нужно обратиться за посредничеством к Костелу».

– Ладно. Понятно, что представители «Гражданской Платформы» будут критиковать «Право и Справедливость» всегда, потому что это их политические оппоненты. Но скандал развился далеко за пределы Польши. При этом политики ЕС поддерживают риторику «ГП», а «ПИС» критикуют.

– Относительно «опасений» политиков Евросоюза важно знать вот что. Во-первых, те из них, которые кричат громче, – это политики из Германии. Немецкая власть взамен отмежевывается от этого вопроса. Интересная процедура, которая показывает, насколько происходит многогранная реализация своих интересов Германией. Правительство «Платформы» очень эффективно реализовывал немецкую политику, которая не всегда соответствовала нашим интересам. Следующее, на что обращает внимание много польских экспертов, журналистов и политиков, не связанных с «ГП», откуда европейские политики берут информацию о ситуации в Польше? Почему они не протестовали раньше, когда предыдущая власть высылала специальные службы, чтобы те изымали компьютеры у журналистов, где содержались компрометирующие материалы на политиков правящей партии? Когда болельщиков на матчах приговаривали к тюремному заключению за антиправительственные транспаранты? Увы, но все указывает на то, что мы имеем дело с организованной информационной акцией антиправительственного характера, в которой принимают участие крупнейшие польские СМИ, ведущие политики и журналисты, которые знают, что при новой власти потеряют свое влияние и позицию. Среди СМИ в этих атаках первенство Gazeta Wyborcza и Newsweek, а среди политиков Радек Сикорский, бывший министр иностранных дел, вместе со своей женой, которая работает в The Washington Post. Они высылают через посредство своих знакомых журналистов в США одностороннюю и неадекватную информацию на тему ситуации в Польше. А украинским журналистам и экспертам, которые пробуют понять, что происходит в Польше, хочу процитировать одного из величайших польских поэтов – Збигнева Герберта: «Великие фамилии управдоподібнюють крупнейшие идиотизмы, поскольку толпа наивно убежден, что великие люди не могут нести чушь».

– Упоминание о журналистах как раз в тему. Еще один громкий скандал связан с изменениями, которые внедряет новая власть, касается медиа. Происходит тотальная смена руководства и журналистов на телевидении и радио. А на вакантные должности вроде набирают журналистов, связанных с партией власти. Роль Госсовета, которая должна была гарантировать независимость медиа, будет существенно ограничена, часть ее функций вообще передадут министру Государственной казны Польши. То есть он будет принимать решение единолично. Это похоже на наступление на свободу слова.

– Во-первых, стоит подчеркнуть, что речь идет о публичных СМИ. Точнее, телевидения и радио. Их популярность в последнее время снизилась, поскольку они занимались реализацией одного конкретного мессиджа, а точнее – поддерживали правительство во время обеих каденций «ГП», то есть на протяжении последних 8 лет. Изменения, которые «Пис» ввела в СМИ, конечно, можно оценивать по-разному, однако стоит подчеркнуть, что к объективности польским публичным СМИ было очень далеко. А руководящие назначения и должности были во многих случаях политически мотивированные. В конце концов, об этом говорят многие журналисты. За правление «Платформы» немало тех, кто не соглашался с линией партии, просто выкинули с работы. Стоит лишь упомянуть, что уже после выборов, в ноябре, эфирное время, предназначенное для Ричарда Петру, лидера оппозиционной партии «Современная» на информационном канале TVP Info, был вдвое большим, чем для президента Польши! По официальным данным, на всех публичных каналах (TVP1, TVP2, TVP INFO и TVP Regionalna) в ноябре президент и чиновники его канцелярии появлялись в течение 7 час., 17 мин и 33 сек, а Петру и представители его партии были в эфире в течение 6 час., 46 мин и 24 сек. Объективно соотношение с пребывания Андржея Дуды в Китае, которое, честно говоря, было очень удачным, подготовил коммунистический, правительственный канал из Китайской Народной Республики. Тогда как польские СМИ показали в течение нескольких секунд, как Дуда скользил на льду на Китайском Стене. Таких примеров можно привести много. Это было связано с политизацией руководства публичного телевидения и разделением должностей, в соответствии с политической составляющей между людьми, связанными с «ГП», «Польской крестьянской партией» и «Союзом демократической левицы». Интересно, что отставка Государственного совета радиовещания и телевидения, органа, который должен стоять на страже свободы слова в Польше, заняла бывшему президенту Коморовскому едва 65 дней от прихода к власти в 2010 году. Конечно, никаких протестов из Брюсселя, Берлина или наших ведущих журналистов не было.

Главное обвинение, которое сейчас звучит в связи с изменениями, которые вводит «Пис», – что происходят фундаментальные реформы, а персональные изменения. Ибо, как подчеркивает сам правительство, это лишь начало изменений, а продолжение работы запланировано на март. Стоит объективно признать, что никому не повредят изменения в виде допуска к эфиру в общественных СМИ других журналистов, кроме тех, которые поддерживают Платформу. Тем более, что миллионы человек, которые имеют другие взгляды, не имели в течение последних лет практически никакого представительства в публичном телевидении. Что больше, немало назначений «Пис» – то в публичном телевидении, на «Польском радио» – очень положительно оценивают в среде экспертов. Для «Платформы» действия нового правительства – это «покушение на свободу слова», а для «Пис» – «возвращение публичных СМИ полякам». Впадения в крайности или принятие только одной точки зрения аналитиками или комментаторами – это серьезная ошибка, которая бесповоротно ведет к искажению содержания информационного сообщения.

– В Польше принят Закон о скрытое наблюдение. Он готовился еще при прежней власти, но тогда «Пис» критиковала эту инициативу, а теперь, когда пришла к власти, то ничего не сделала, чтобы ее заблокировать. Поэтому теперь полиция и спецслужбы получили большие возможности контроля над действиями граждан в сети интернет. Похоже на то, что новая власть начинает «закручивания гаек». Это еще один скандал, на который европейские политики не могли не отреагировать.

– Я не эксперт в этом вопросе, но могу процитировать авторитетного специалиста в этой области д-ра Лукаша Кистера, эксперта по вопросам безопасности. Он убежден, что этот закон не имеет ничего общего с утратой поляками права на приватность, скорее наоборот: «это первый закон в демократической Польше, который указывает на какие-либо стандарты контроля за всеми действиями спецслужб, связанными с доступом к телекоммуникационным данных. Там не говорится ни о какой записи наших разговоров. Обвинения, что этот закон дает право следить, записывать разговоры, подслушивать нас в течение 18 месяцев, – это ложь. Это не имеет ничего общего с содержанием закона». Он добавляет также, что депутаты оппозиции в этом деле просто врут: «в частности врут те, кто несколько лет назад проголосовал за такой закон и Конституционный суд, то Конституционный суд, за который так боролись, этот закон признал таким, что не отвечает конституции. «Право и справедливость», нынешнее правительство, не имели другого выбора, кроме как подготовить такой закон, как можно скорее принять его, чтобы в феврале не парализовать работу служб, в частности полицейских служб, которые используют доступ к телекоммуникационным данных, поскольку здесь не идет речь о прослушивании, здесь речь идет прежде всего о доступе к телекоммуникационным данных».

Он также обращает внимание на то, что в Польше в дальнейшем действует такое же законодательство, как во всех демократических государствах в мире – возможность прослушивания обусловливается решением суда. Зато в законе говорится о другие данные: местонахождение телефона, баланс и деятельность, связанная с телекоммуникационными операторами. Эти вещи важны с точки зрения борьбы с интернет-преступностью, педофилией, предотвращенным террористическим атакам и другой деятельностью. Он подчеркивает, что не может быть так, что преступники могут пользоваться современной технологией, а полиция нет. Что важно, и на это обращает внимание д-р Кистер, немало комментаторов, политиков и журналистов используют эту ситуацию и форсируют месседжи, что службы патологические и будут злоупотреблять своей властью, в то время когда их деятельность регулируется законодательством. Особенно стоит обратить внимание на его слова, что «каждый институт грешен грехами людей, которые ее творят. Так происходит со СМИ, так происходит и в случае службы». По его мнению, лица, которые не ведут преступной или незаконной деятельности, не должны опасаться действий любых служб, поскольку они созданы для того, чтобы выявлять и предотвращать опасную для государства деятельность. Тем более, что новый закон не ликвидирует судебный контроль за оперативными действиями полиции. Добавлю только, что приступы политиков «ГП» относительно покушений на свободу и граждан могут вызвать улыбку. По официальным данным, в 2010 году за каждым тридцатым поляком следили, а Польша стала лидером в Европе по количеству прослушиваний – в 2013-2014 годах службы спрашивали данные более 2 миллионов людей ежегодно. А в этой статистике еще не учтены чтение СМС. Я добавлю также, что нынешнее правительство начало самую крупную антикоррупционную операцию в истории III Речіпосполитої – под следствие попало 500 политиков и чиновников из прежней власти. Но эти начинания говорится не так громко, ведь они не в пользу нынешней оппозиции.

– Ярослав Качиньский неоднократно говорил, что внутренняя политика Польши должна быть похожа на венгерскую. Венгрия при правлении Виктора Орбана стала пророссийским островком в ЕС. Такие вероятные преобразования Польши беспокоят, в частности, и украинские элиты. Насколько реальной является «угоризація» польской власти и чего ждать украинской власти от внешней политики «Пис»?

Опять же. Эту версию форсируют для зарубежной аудитории наши ведущие СМИ, которых в этой бессмысленной риторике поддерживают политики нынешней оппозиции. Они в информационных сообщениях атакуют польское правительство и обвиняют его в запугивании, фашизме, антиєвропеїзмі и уничтожении достижений в зарубежной политике. Часть ученых (конечно, тех, которые связаны с «ГП»), утверждает даже, что «Пис» на самом деле стремится вступить в Евразийский союз, а сама структура «Права и справедливости» напоминает структуру «Польской объединенной рабочей партии» (бывшие коммунисты). Я, может, скажу грубо, но это полные глупости. Оппозиция и передовые СМИ обвиняют Пис одновременно в порче польско-российских отношений и в порыве до войны, а также в деятельности на пользу России. Это просто абсурд. Много что можно сказать об этом правительство, но точно не то, что он поддерживает российские интересы. Похожая ситуация и с якобы евроскептицизмом этого правительства, что было уже неоднократно опровергнуто не только на словах, но и реальными действиями премьера Беаты Шидло.

Относительно Украины, то ничего в польской политике в отношении вашего государства не меняется, и вообще, не о изменения в восточной политике Варшавы здесь идет речь. Думаю, украинским читателям будет интересно, что эти нападки на правительство приняли уже настолько карикатурную форму, что одна из публіцисток Gazety Wyborczej написала, что «Польша становится Украиной Европы». Никто до конца не знает, что бы это значило, но польские ведущие журналисты специализируются в таких драматических еристичних высказываниях. Мой ответ на это такой: если уж играть в такие пустые метафоры, то Wyborcza играет роль «Комсомольской Правды» польских СМИ уже минимум 10 лет. На что начали обращать в конце над Вислой внимание после смены власти? А хотя бы на то, что 50% польского долга находится в иностранных руках, и 30% деноминировано в иностранные валюты. Мы имеем почти 1 миллиард злотых долга. С 1990 года Польша имеет рост ВВП на уровне 500%, чем хвасталась «ГП», однако она не вспоминала о том, что за то же время произошел рост задолженности до 1100%. Задолженность банков в тот же период возросла с 4,5 миллиардов до почти 180 миллиардов PLN, то есть на 4000%. Когда бывший польское правительство открывал новые кредитные линии в Международном Валютном Фонде, а поляки делали долги в иностранных банках – тогда позиция нашей страны была сильная а рейтинги хорошие? Здесь мы возвращаемся настоящей сути проблемы.

Как говорил новый польский вице-премьер и министр развития Матеуш Моравецкі: «Мы говорим о том, как много получаем от ЕС, а тем временем оказывается, что вступление в Европейский Союз привел к тому, что мы стали фантастическим рынком для экспансии западных фирм». В другом высказывании он утверждал, что мы «попали в зависимость от заграницы. Этот капитал нам не дали как благотворительность. С нас брали и берут дань. Сегодня это более 90 млрд злотых в год. Около 30 млрд злотых – это проценты, которые выплачивают зарубежным владельцам. Очередные 15-20 млрд – это реинвестированные в нас прибыли, 18 млрд – это проценты за кредиты, 20 млрд злотых – это проценты за государственные облигации». Это 5,3% польского ВВП, то есть больше, чем наши годовые расходы на здравоохранение.

К этому можно добавить информацию из рапорта Global Financial Integrity, согласно которому, Польша входит в группу 20 наиболее используемых стран мира – зарубежные концерны выводят из Польши аж 5% ВВП ежегодно в незаплачених налогах. В этом лидируют, конечно, фирмы из Германии. Деятельность польского правительства, направленная на ограничение этих явлений и тенденций, однозначно нарушает интересы многих трансграничных корпораций, а следовательно, и государств, из которых они происходят. Ослабление правительства «Пис» или невозможность ему эффективной работы позволит сохранить status quo, очень выгодно для других государств. Это непосредственно связано с энергетическим и геополитическим аспектом, на который обращает внимание польский эксперт по энергетическим вопросам Петр Мацьонжек: ситуация для Польши опасна, поскольку, с одной стороны, польское правительство будет бороться с Россией («Газпромом»), с другой стороны – с Брюсселем (повторные переговоры относительно климатических договоренностей). В дополнение к этому вызревает спор в отношениях с Германией, что охотно экспортировала бы свои зеленые технологии (Energiewende) к Польше. Польша, пробуя реализовывать свои интересы за счет больших европейских государств, а также международных финансовых, натыкается на нападки и критику с разных сторон. А роль экспертов и журналистов должна заключаться в попытках понять и описать эти разные тенденции и широкий контекст. Чтобы впоследствии избегать упрощений или менее или более сознательного участия в действиях, которые больше напоминают запланированы информационные операции, чем объективную журналистику или качественную аналитику.

Конечно же лучше всего выбирать квартиру в жилой комплекс совские пруды, тут действительно качественные и комфортные квартиры, комплекс расположен в живописном месте, а самое главное что квартиры продаются по хорошей цене.

Comment (1)

  1. ste-pashka 16.04.2016 at 04:03 Reply

    Ограничение полномочий Конституционного суда создает угрозу для демократии и верховенства права в Польше, указано в резолюции Европарламента. Варшава расценила ее как наступление на польское государство.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Похожие записи

Украина и Польша: трудные вопросы памяти
Украина и Польша: трудные вопросы памяти

Комментарий Украинского института национальной памяти по вопросу установления мемориальной доски польским подпольщикам времен Второй

Образование за рубежом: ответы на популярные вопросы
Образование за рубежом: ответы на популярные вопросы

Как учиться бесплатно За последние пять лет количество студентов, уехавших учиться заграницу, увеличилось почти вдвое.

Американские уроки
Американские уроки

Иногда не нужно изобретать то, что уже работает в нормальных странах На Западе лучшим методом

Французское ТВ на службе у Путина
Французское ТВ на службе у Путина

Покупая манипулятивный фильм об Украине «Маски Революции«, французский Canal Plus вряд ли надеялся настолько